Разделы

Перспективы развития международной валютно-кредитной системы.

В ряде случаев фирмы и деловые предприятия, оперирующие на внешних валютных рынках, могут обезопасить себя от возможных неблагоприятных обменных курсов валют посредством заключения контрактов и сделок на определенный срок в будущем. Предположим, например, что некая американская фирма заключает контракт на покупку технологического оборудования в Германии, оплачивая свое приобретение в течение 90 дней с момента отгрузки продукции. Положим, что стоимость оборудования составляет 12 млн. марок, а обменный валютный курс составляет в момент заключения контракта 2 немецкие марки за доллар США. Фирма предполагает перепродать это оборудование в США за 6 млн. долларов (т.е. по его стоимости, запрошенной немецким партнером) плюс 1 млн. долларов, рассматриваемых в качестве прибыли. Однако, если за эти 90 дней курс доллара упадет до 1,5 марок за доллар, за заказ придется заплатить уже 8 млн. долларов, и в этом случае 1 млн. долларов ожидаемой прибыли обернется 1 млн. долларов убытка. Защищая себя от риска при заключении контракта, американская фирма может приобрести 12 млн. немецких марок на внешнем валютном рынке, осуществляя эту покупку как срочную (т.е. заключаемую на определенный срок в будущем) операцию. Такая операция в практике известна как хеджирование.

Хеджирование не всесильно — он не может защитить от всех возможных неблагоприятных последствий изменений обменных валютных курсов валют. Рассмотрим, к примеру, японскую фирму, рассчитывающую открыть свой производственный филиал в США, либо американскую корпорацию, решившую вложить миллион долларов в долгосрочную маркетинговую программу в Японии. Временные горизонты в случае осуществления подобных проектов слишком далеки, а привлекаемые (особенно в первом случае) суммы слишком расплывчаты, чтобы компенсировать вероятный риск обычной практикой хеджирования. Охотников заключить срочный контракт, поддерживающий эти проекты, скорее всего не найдется. Если мера изменчивости обменного курса валют в течение последующих пяти лет достигнет 100 % — а это вполне вероятный масштаб, основанный на экономическом опыте последнего времени, — то риск осуществления этих проектов станет очень значительным.

Заключение.

Введение в обиход “плавающих” обменных курсов валют не открыло свободной международной торговле эру всеобщего процветания. Те правительства, которые использовали фиксацию обменных валютных курсов Бреттон-Вудса как оправдание протекционистских мероприятий, нашли иные отговорки. С 1973 года объем международной торговли возрос, однако во многих отраслях — текстильной и сталелитейной промышленности, сельскохозяйственном производстве — и поныне торжествует протекционизм.

Несмотря на вышеперечисленные недостатки и трудности, практически стопроцентно можно утверждать, что корректированные “плавающие” обменные валютные курсы будут существовать в мировой экономической системе достаточно большой период времени. Те рыночные силы, которые ныне определяют “подвижность” обменных курсов валют и их чувствительность к потокам и перемещениям капитала, превосходят в своем могуществе способности и потенциалы даже самых мощных в экономическом отношении государств поддерживать курсы своих валют на фиксированных уровнях за счет валютных интервенций на внешних рынках и их стерилизации на рынках внутренних. Более того, сегодня правительственные органы многих стран предпочитают иметь стабильную основу для внешней торговли, нежели абсолютно независимую денежно-кредитную систему внутри страны. В настоящий момент не возникает вопроса о поиске лучшей международной валютно-кредитной системы. Вероятнее всего на сегодня она единственно возможна.

Перейти на страницу: 1 2 

 


Финансовый дайджест : www.finlecture.ru. Copyright © 2019.