Разделы

К сюжету «российская реформа под диктовку мвф».

Как известно, в России последовательно воплощается в жизнь реформационная программа Международного валютного фонда. С 1996 г. ее реализация ежегодно подтверждается появлением готовящихся специалистами МВФ, переводимых с английского на русский и подписываемых двумя соответствующими российскими должностными лицами документов: заявления Правительства и Центрального банка РФ об экономической политике России в данном году, а также приложение к заявлению. Подписание этих документов, адресуемых самому МВФ, служит обязательным условием получения от него Россией очередных траншей трехлетнего кредита общим объемом 10,2 млрд. долл. (согласно программе кредитования EFF). Заключительные 2,8 млрд. долл. приходятся на 1998 г.

«Заявление Правительства Российской Федерации и Центрального банка Российской Федерации относительно экономической структурной политики на 1998 год» включает преамбулу и 4 раздела: «А. Фискальная политика и управление бюджетом», «В. Денежно-кредитная политика и обменный курс», «С. Внешний долг» и «D. Структурная политика».

Раздел «В» далеко не столь традиционен, как можно было бы предположить исходя из обнародованных ЦБ России «Основных направлений единой государственной денежно-кредитной политики на 1998 год». Ритуальна лишь фраза о непредоставлении Правительству РФ прямых кредитов для финансирования консолидированного или федерального бюджетов и о политике ЦБР, «направленной на поддержание стабильного обменного курса и увеличение уровня международных ресурсов», а далее начинаются новшества. ЦБР, оказывается, воздержится от продажи иностранной валюты, «которую он мог бы предпринять в целях поддержания обменного курса, и позволит более жестким ликвидным условиям выразиться в более высокой процентной ставке».

По сути это означает: курс рубля перестанет зависеть от регулирующей функции ЦБР и будет складываться под воздействием только рыночных сил! Здесь надо отдать должное профессионалам из МВФ. Переоцененность рубля относительно доллара привела в первом квартале нынешнего года почти к нулевому (по прежним меркам) сальдо торгового баланса: вместо привычных 5 млрд. долл. «в плюсе» Россия не дотянула и до миллиарда. Нет, наверное, смысла гадать, когда доллар выскочит за отметку в 7, 13 руб. (6,2 руб. Плюс обещанные ЦБР в течение трех лет 15% колебаний). Но вполне вероятно, что это случится раньше, чем еще не так давно предполагали и в Правительстве, и в ЦБР.

Заявлено, далее, что последний воздержится от интервенций на рынке ГКО-ОФЗ, нацеленных на ограничение увеличения процентных ставок (доходности по госбумагам) «и приведет процентные ставки по своим операциям в соответствие с рыночными условиями». Решение о том, что ставка рефинансирования ЦБР теперь будет следовать за рынком, с одной стороны, означает: предприятия могут более не рассчитывать на дешевые кредиты, и все разговоры о «промышленной политике» так и останутся разговорами. С другой стороны, следует ожидать роста доходности госбумаг, а это - новые затраты по обслуживанию госдолга, не предусмотренные в бюджете.

Когда после осенне-зимних потрясений нашей финансовой системы ЦБР ушел с рынка госбумаг и поднял ставку рефинансирования, это было хоть как-то объяснимо: он сохранял ресурсы для поддержки валютного курса. Из текста же рассматриваемого раздела «Заявления .» следует, что отныне ЦБР фактически покидает оба рынка - и валютный, и гособлигаций. Это, конечно, не означает, что курс рубля рухнет в ближайшие дни. Но то, что он начнет скользить вниз ускоренными темпами, уже не вызывает сомнений.

Здесь, впрочем, следует отметить: некоторые ключевые положения анализируемого документа сформулированы столь туманно и противоречиво, что позволяют (особенно при неточностях перевода) давать практически любое толкование политики ЦБР в области обменного курса. Взять тезу, согласно коей «в случае давления на валютном рынке ЦБР воздержится от компенсации влияния продаж иностранной валюты, которую он мог бы предпринять в целях поддержания обменного курса, и позволит более жестким ликвидным условиям выразиться в более высокой процентной ставке». При некотором желании это можно понять и как отказ ЦБР от своего компенсирующего влияния на рынок именно в случае избыточного предложения валюты. Однако в предшествующей фразе сообщалось, что ЦБР обязан проводить политику, направленную на увеличение уровня международных резервов, а невыкуп избыточного предложения валюты означает как раз отказ от них. Похоже поэтому, что трактовка относительно ухода ЦБР от поддержки курса рубля ближе к истине.

 


Финансовый дайджест : www.finlecture.ru. Copyright © 2019.