Разделы

Эпидемия и финансовые рынки

Точно так же, как простуда быстро распространяется в детских садах, так же стремительно распространяется вирус недоверия на финансовых рынках. В течение нескольких десятилетий экономисты читали друг другу лекции о "неблагоприятной" эпидемии в Латинской Америке. Провал денежной реформы в Бразилии негативно влиял на более разумные реформы в Аргентине и в других странах латинской Америки, тогда как укрепление японской, тайваньской и малайзийской валюты в прошлом вело к "благоприятному заражению" остальных азиатских стран. Эта теория очень хорошо подтверждалась практикой до весны 1997г., когда ослабление конъюнктуры в нескольких крупных странах АСЕАН привело к ослаблению валютных рынков во всем регионе. Наиболее сильное обесценение валюты произошло в Таиланде, где курс бата упал более, чем на треть - с 25,6 до 39,05 за доллар США. Недавно это сказалось и на промышленном секторе экономики, когда "Тойота" объявила о приостановке своего производства в Таиланде. К началу октября 1997г. индонезийская рупия девальвировала в процентном отношении еще сильнее, однако месяцем позже довольно сильно укрепила свои позиции. Падение курсов малайзийского ринггита и филиппинского песо было несколько меньшим. Малайзия, в частности, по-видимому является самым "здоровым" из всех "пациентов", но и она тоже "заразилась".

Политики региона очень охотно винят внешние обстоятельства, когда что-то идет не так, и также охотно принимают восхваления азиатских ценностей, конфуцианской этики и дальновидной политики, когда прогнозы радужны. Премьер-министр Малайзии д-р Махатир (Mahathir) обвинил знатока валютных рынков и знаменитого филантропа Джорджа Сороса в создании паники на финансовых рынках. Сорос парировал, заявив, что он сам покупал бат и тоже потерял деньги во время кризиса. Махатир же продолжил свою тираду, направленную против иностранцев, умудрившись обозвать их "недоумками" и "спекулянтами" одновременно. Чтобы опровергнуть это достаточно глупое обвинение, достаточно вспомнить знаменитый афоризм Милтона Фридмана : "Всякая удачная спекуляция стабилизирует рынок". "Манипуляторы" рынка должны были бы продавать не принадлежащие им активы во время падения цен и со временем, после того, как цены возросли, были бы вынуждены выкупать свои обязательства, тем самым теряя солидные суммы в наказание за свое антисоциальное поведение! Вне зависимости от того, были эти колебания на рынках вызваны действиями иностранных или отечественных спекулянтов, реакция распространилась и на страны за пределами АСЕАН. Фондовый рынок Сингапура "упал" на меньшее число процентных пунктов, чем рынки стран-членов АСЕАН, но все равно падение цен с конца 1996 г. составило приличные 38%. В Корее падение цен составило 22%, в Гонконге - 20%, а на Тайване - 9%. За исключением Гонконга, где "привязка" валютного курса к доллару США оставалась на уровне 7,73, валюты региона "потеряли почву под ногами". Сингапурский доллар упал на 12%, Корейский вон - на 16%, и даже новый Тайваньский доллар упал примерно на 11%.

Это падение курсов прежде твердых денежных единиц само стало важным фактором, влияющим на финансовые системы стран. Десятилетия стабильных обменных курсов искусили азиатских банкиров проводить прибыльные арбитражные сделки. Имея достаточную кредитоспособность, многие азиатские банки имели возможность занимать средства на финансовых рынках Лондона, Нью-Йорка и Токио под низкий процент (облигации в евровалюте обычно стоили не более 6% годовых) и ссужали их на внутренних рынках под проценты, превышающие уплаченные более, чем вдвое. Это было замечательной машиной для делания денег до тех пор, пока курсы валют оставались стабильными. Сейчас же ситуация в корне изменилась. Большая часть займов носит краткосрочный характер и банкиры Бангкока и Джакарты вынуждены платить огромные премии за иностранную валюту, чтобы иметь возможность погасить свои обязательства в срок. Южно-азиатские банки с небольшими запасами капитала и резервов неизбежно окажутся в незавидном положении, в котором оказалась система кредитных союзов США десять лет тому назад. Эд Кэйн (Ed Kane) назвал эти союзы "скупердяями-зомби", так как управляющие кредитных союзов были вынуждены занимать очень рискованные позиции на рынке, пытаясь вернуть потерянный капитал и снова обеспечить платежеспособность своих организаций, и очень часто поставленной цели не достигали.

 


Финансовый дайджест : www.finlecture.ru. Copyright © 2019.