Разделы

Сотрудничество россии с китаем и индией

Однако и в этой сфере имеется немало моментов, существенно снижающих экономическую ценность сотрудничества для России. Во-первых, контракты оформлены как российские кредиты. Возникает закономерный вопрос о том, способна ли страна, находящаяся в непростой финансовой ситуации, отвлекать значительные ресурсы для реализации проектов в третьих странах без ущерба для собственной экономики. Во-вторых, кредиты по обоим проектам будут в значительной мере погашаться не деньгами, а встречными поставками товаров и услуг.

Таким образом, партнеры России извлекают из сотрудничества максимально возможные прямые экономические выгоды. Получают на весьма льготных условиях долгосрочные кредиты, открывают доступ к новейшим технологиям, ускоренными темпами создают стратегические отрасли промышленности, стимулирующие общеэкономический рост, наконец, обеспечивают экспортные рынки для своей пищевкусовой и легкой промышленности, а также для строительных и ремонтных услуг. Для России «сухой остаток» прямых экономических выгод несопоставимо скромнее. Это – поддержание на плаву промышленных предприятий и сохранение рабочих мест.

Примерно по аналогичной схеме развивается сотрудничество российского авиакосмического комплекса с западноевропейскими и американскими партнерами. Правда, в этом случае вместо встречных товаров поставок фигурируют деньги. Пользуясь удручающим положением российских предприятий и исследовательских институтов, западные корпорации выжимают максимум из остатков бывшего советского наследия, минимизирую собственные издержки на рабочую силу, научно-исследовательские и конструкторские разработки, а также расходы на природоохранные мероприятия.

Сама логика выживания созданных в советское время массивных нерыночных образований заставляет и атомную, и авиакосмическую индустрию интегрироваться в глобальную экономику весьма специфическим образом. В обоих случаях основной экономический эффект от их деятельности получают контрагенты. Российской же стороне, если абстрагироваться от поддержания текущего производства и занятости, достаются преимущественно издержки, включая экологические.

При этом экономический эффект от развития технически относительно передовых, но, по-видимому, убыточных в рыночном смысле производств – то, что в экономической литературе принято обозначать как «прямые и обратные связи», «побочные эффекты» и «внешние эффекты», отсутствует. Точнее, нерыночные по природе образования генерируют и стимулируют столь же нерыночные по природе смежные и обсуживающие производства. Способности же подобных комплексов в массовом порядке переключиться на эффективный рыночный спрос оказались весьма ограниченными.

Неравноценными являются и косвенные экономические выгоды, извлекаемые странами из взаимного сотрудничества. Китай, например, научился использовать в своих интересах фактор России даже на стадии предварительного обсуждения крупных международных проектов. Сталкивая в рамках международных тендеров конкурирующие компании из различных стран и косвенно подыгрывая при этом антигегемонистской риторике определенных кругов российского политического и военного истеблишмента, Китай на деле преследует цель добиться максимально выгодных финансовых и экономических условий при заключении контрактов с западноевропейскими и американскими корпорациями. Именно по такому сценарию был раскручен многомесячный тендер по энергетическому контракту «Три ущелья». Подогревая ожидания российской стороны, китайцы параллельно добились существенных уступок от западных компаний, которые в итоге и выиграли тендер.

Чуть приоткрыв свой ядерный рынок для российских компаний, Китай реализовал сразу несколько целей экономического порядка. Во-первых, пришпорил проникновение на свой ядерный рынок американских корпораций. Российский фактор, безусловно, сыграл свою роль в том, что администрация президента Клинтона сняла запрет на продажу гражданских ядерных технологий в Китай. Во-вторых, установил для будущих контрактов в этой сфере достаточно высокую технологическую планку. Российские атомщики неоднократно подчеркивали, что построенный ими в Китае завод по обогащению природного урана относится к числу технологически передовых. В-третьих, необыкновенно льготные для Китая условия контрактов с Россией используются для выторговывания уступок в ожидаемых проектах с западным участием.

Перейти на страницу: 1 2 3 4 5

 


Финансовый дайджест : www.finlecture.ru. Copyright © 2019.