Разделы

Проблема бюджетного дисбаланса при распределении средств из единого бюджета

По своей природе единый бюджет ЕС не гарантирует сбалансированность между вкладываемыми отдельными странами и получаемыми ими средствами. Более того, назначение единого бюджета как раз и состоит в том, чтобы обезличивать финансовые средства и перераспределять их между странами в соответствие с задачами интеграции. В основе несбалансированности выгод и потерь отдельных стран лежит несовпадение их расходов на проведение ЕСХП. Через ФЕОГА распределятся основная доля бюджетных средств и когда проблема дисбаланса возникла впервые, доля ФЕОГА в бюджете составляла 80-90 %. Еще до введения в действие системы собственных ресурсов дисбаланс в этой области проявлялся довольно отчетливо. В 1968-1969 гг. доля Франции в формировании ресурсов ФЕОГА не превышала 32 %, а получала она из фонда более 41 % средств. Для Италии эти пропорции составляли соответственно 20,3 % и 16,2 %; Бельгии – 8,1 % и 6,9%; Нидерландов – 8,2 % и 17,6 %. Наибольшее несоответствие между взносами в ФЕОГА и полученными из фонда средствами было характерно для Германии – 31,2 % и 17,6 %[15]. После присоединения Великобритании, Дании и Ирландии тяжесть дисбаланса переместилась на Великобританию. Еще в ходе переговоров о присоединении к Сообществу Великобритания заявила о том, что существовавшая система взносов приведет к нарушению равновесия в отношении этой страны и согласилась выплачивать свою долю в бюджет в надежде на скорейшее изменение структуры расходов бюджета в пользу несельскохозяйственных расходов. Возникновение вопроса о бюджетном дисбалансе в отношении Великобритании объясняется двумя факторами. Во-первых, аграрный сектор Великобритании относительно невелик по сравнению с другими странами Сообщества и имеет структурные отличия. Вследствие этого средства, получаемые Великобританией из единого бюджета в рамках проведения единой сельскохозяйственной политики, были гораздо меньше, чем средства, получаемые другими странами. Во-вторых, вклад Великобритании в финансирование единого бюджета был значительно больше вклада других стран, поскольку доля Великобритании в общей налоговой гармонизированной базе НДС больше, чем доля Великобритании в общем ВНП Сообщества.

В 1974 г. на парламентских выборах в Великобритании победили лейбористы, которые потребовали от Сообщества пересмотреть финансовые условия членства страны в ЕЭС и разработать корректирующий механизм, который ликвидировал бы несоответствие между вкладом страны в единый бюджет и средствами, получаемыми из него. Первый механизм, направленный на исправление бюджетного дисбаланса в отношении Великобритании, был одобрен в марте 1975 г. в Дублине. Этот механизм, называемый также методом динамического торможения, должен был препятствовать тому, чтобы доля, отчисляемая Великобританией в общий бюджет Сообщества, слишком росла. Отчисления страны ограничивались при совпадении трех условий: объем ВВП на душу населения ниже, чем 85 % среднего по Сообществу; темпы экономического роста менее чем 120 % средних темпов по Сообществу; доля выплат собственных ресурсов на 10 % превышает долю выплат от ВНП. Однако эти три параметра никогда не совпадали и поэтому механизм динамического торможения так никогда и не применялся в отношении какой-либо страны Сообщества. Проблема бюджетного дисбаланса для Великобритании продолжала оставаться серьезной. К 1980 г. Великобритания и Германия являлись крупнейшими донорами единого бюджета (а следовательно, и фонда ФЕОГА)– на них приходилось 20,7 % и 29,3 % поступлений соответственно. В 1980 г. расхождения между взносами и поступлениями из единого бюджета по аграрному сектору составили: для Бельгии +3,4%, Дании +2,8%, Италии +5,5%, Ирландии +3,6%, Люксембурга +2,1%, Голландии +2,6%, Франции +0,3%. Для Германии -8,1%, Великобритании -12,2%[16]. Лишь после угрозы Великобритании выйти из состава Сообщества, которое было сделано М. Тэтчер, страны-участницы подписали временное соглашение о компенсации Великобритании части ее взносов (примерно 2/3) в виде выплат наличными и частично в виде выдачи дополнительных субсидий из единого бюджета на финансирование ряда региональных программ. При этом страны утверждали, что требования Великобритании о компенсации неправомочны, поскольку при системе собственных ресурсов нельзя рассматривать отчисления от таможенных пошлин и компенсационных сборов как взносы из государственного бюджета в единый бюджет Сообщества. Правительство Великобритании считало, что поскольку страна занимает второе место после Германии по взносам в бюджет, как по общему объему отчислений, так и по объему традиционных собственных ресурсов, то стране должны быть прямо возмещены ее затраты, если она не может получить эти средства по линии общих политик Сообщества. За 1980-1982 гг. Великобритании удалось получить около 3 млрд. евро. Пытаясь ускорить введение постоянного механизма компенсации, страна неоднократно прибегала к блокированию ряда решений Сообщества. Так, в июне 1982 г. она отказалась проголосовать за установление новых гарантированных цен на сельскохозяйственную продукцию, что ускорило решение Совета о возврате ей переплаты в 750 млн. евро в 1983 г. После длительных переговоров были, наконец, приняты постоянные принципы компенсации и утверждена финансовая схема выплат. Механизм был одобрен на заседании Совета в Фонтенбло в июне 1984 г. и вступил в действие с 7 мая 1985 г. По этому решению сумма отчислений от НДС, которые Великобритания должна была перечислить в 1985 г., была снижена на 1 млрд. экю. Также были разработаны правила подсчета возврата сумм, которые были «переплачены» страной в единый бюджет. Вклад Великобритании в единый бюджет Сообщества был снижен до суммы, составляющей 66 % от объема бюджетного дисбаланса в отношении этой страны. Объем дисбаланса подсчитывался по следующей формуле: (VATUK – EUK) x E, где VATUK – доля Великобритании в общем объеме поступлений от НДС в единый бюджет, EUK – доля страны в общем объеме бюджетных расходов, Е – объем расходов единого бюджета в отношении стран-членов. Компенсация должна была происходить за счет других государств-членов, которые выплачивали эту сумму пропорционально своим долям в отчислениях от НДС в бюджет. Исключение было сделано для Германии – ее доля в финансировании дисбаланса была снижена на одну треть, поскольку эта страна занимает первое место по взносам в бюджет как по общему объему, так и по отчислениям от НДС. До введения в действие корректирующего механизма в 1985 г. размеры бюджетного дисбаланса в отношении Великобритании в среднем составляли около 0,5 % ВНП страны в год, после введения механизма он сократился до 0,1–0,2 % от ВНП в год[17]. На появление диспропорций между выплатами в бюджет Сообщества и средствами, получаемыми из него, влияли различные факторы, однако основными по-прежнему оставались две причины – высокие отчисления Великобритании от НДС и ВНП в бюджет и небольшой объем средств, получаемых из бюджета по линии финансирования ЕСХП.

Перейти на страницу: 1 2

 


Финансовый дайджест : www.finlecture.ru. Copyright © 2019.